Напишите нам, когда, во сколько и где вас нужно встретить, сколько будет человек и другие пожелания
Напишите, пожалуйста, чем именно мы можем быть вам полезны
Наталия Евдокимова

Тепло снегов и свежесть солнца

Зарисовки о Гудаури, февраль 2016
Куда
Грузия, Гудаури, Кавказские горы (почти что наши). Летом 2015го посетили Приэльбрусье, и было очень заманчиво взглянуть на Хребет с противоположной стороны. Волнительно мечталось преодолеть перевалы по Военной Грузинской дороге. Но решили не рисковать и выбрали рейс в Тбилиси.
Когда
Февраль, 2016. Так уж вышло, билеты взяли на 14 февраля. Никогда не придавала значения этому «буржуйскому» празднику, но в машине нам включили «романтический» репертуар русского радио (facepalm), и под него вдоль дороги медленно вырастали горы, всё выше, всё круче. В Гудаури прибыли затемно. Если и было во что влюбиться ночью, то в звёздное небо, под которым высоко-высоко ратраки одиноко трудились, подмигивая фонарями.
канатная дорога с подъемниками Gudauri
Почему
Наша дорогая подруга Дро наслаждалась Гудаури в марте 2015го, притащила кучу снежных карточек и самые тёплые впечатления, сагитировала всех своих друзей-знакомых. Так Гудаури оказался достаточно популярен среди нашего окружения (судя по инстаграму). А кто в этом году только наслушался о Грузии, теперь интересуется и подумывает скататься в следующем.
Где жили
Мой лыжный опыт совсем не богат – три сезона. Тем не менее, думаю, можно похвалиться, что ни разу до этого я не жила в тридцати метрах от подъёмника. Вышел, пересёк «площадь», сел на Гондолу и поехал. Красота! В обед или вечером скатился вниз, прямо до пуфиков или лавочек, лыжи скинул, плюхнулся, заказал попить-поесть – и наслаждайся уходящим солнышком.

По утрам яркие лучи врывались сквозь шторы в окно от пола до потолка, принуждая выходить босиком на балкон, где ослепительный mountain-view не отпускал, зато позволял скоротать время до открытия подъёмников.
Чистейший воздух на высоте 2300 метров с непривычки замедлил пульс («поднесите меня к выхлопной трубе»).
Что ели
Попробовали аутентичные хинкали и хачапури. Узнали, что такое аджарули. Торговались, покупая заводское и домашнее вино. Слопали банку натурального персикового варенья. Дегустировали вяленую хурму прямо у дороги. Завтракали дома геркулесом и печеньками. Обедали чаще всего у Тайм-аута. Самое вкусное – шашлык или кебаб в лаваше и со специей странного малинового цвета. Запивали пивом и боржомом, согревались кофе, чаем и глювайном. Ужинали в разных ресторанах. Изучали ассортимент супермаркетов. Пару раз спускались в Гудаури пешком, срезая петли дороги по «собачьим» тропинкам.
хинкали
Как катались
Тут чисто женские и чуть «новичковые» впечатления.

Первый день – почти безоблачное небо и безумное солнце, слегка минусовая температура и безветрие. Успели скатиться пару раз по заледенелому «рубчику». Потом подтаяло. Склон, считай, один (плюс две вершины); трасс несколько, большей частью синие-пологие. На противоположной стороне долины радовала глаз длинная череда резных гор, будто покрытых блестящей сахарной глазурью.

Поначалу я заморачивалась, куда свернуть, чтобы спуститься к Гондоле, когда трассы выводят к Тайм-ауту. А потом расслабилась: куда ведут, туда и ведут. Ноги, конечно, быстро устали, и кататься с 10 до 16 казалось более чем достаточно. Еще до вечера поняла, какой ошибкой было накануне отъезда покрутить в руках баллон солнцезащитного спрея и положить его обратно на полку. Лицо всё время смотрело на юг, и лыжные маски обеспечили нам незабываемый «енотий» загар, «Нивея» не спасала растрескавшиеся губы.
как мы катались
Второй день – погода та же, спуски знакомы, фотографировать, кажется, уже нечего. Освоили Кудеби.

Третий день – плоские переливающиеся облачка с утра набегали и убегали. Мы поднялись пару раз на Садзеле. Трасса там не такая уж и «чёрная», по крайней мере, короткая.
Четвёртый день – снег да снег кругом. За ночь навалило полметра, и всё ещё сыпало так, что едва было видно разметку. Лыжа закопалась, и я, как в перину, – кувырк. Тяжко, лень, но что поделаешь, скипасс куплен – надо кататься. Электричество на несколько минут отрубалось, канатки стояли.

Пятый день – снова снег, но пожиже, катать чуть проще. Помучались внизу, забрались на Кудеби, а там, оказывается, снега нет, солнце светит, и внизу тучи разлились морем. Мы спускались к подъёмнику и ныряли в клокастый туман. Азарт разыгрался, даже жалко, что в четыре уже закрывают.
Шестой день – потрясающие рваные облака слегка ухудшали видимость, тени добавляли мистики, туман заставлял снижать скорость, ветер подтормаживал, солнце включало бесстрашие.

Седьмой день – снова микс клубящихся облаков, солнца, снега и ветра, и я уж было решила, что катаю неплохо. Собирались тратить скипассы до упора (до пяти), но в третьем часу очередной спуск внезапно прервался посредством моего столкновения с дяденькой. Шарахнулась так, что ребятам пришлось немного меня собирать, а мне довелось познакомиться с местными мед. службами. Покатали на снегоходе. В итоге, всё обошлось.
сноубродисты
Кто
Я, муж и Саня. В отеле нас встречала Оля. За неделю мы видели её три раза мельком, но ощущение, будто были знакомы сто лет. Предупредила, чтоб мы не занимались фрирайдом без гида, а то потеряемся (особенно в условиях плохой видимости). Так и так, фрирайд – это не ко мне.

Разумеется, мы не могли всё время кататься друг за другом. Зато, сидя на креселках с незнакомцами, можно болтать-знакомиться-делиться впечатлениями. Притом, что в Гудаури практически нигде нет толкучки (склоны свободны, очередей почти нет), кого здесь только не встретишь. Русские, естественно, из всяких городов: Москва, Петербург, Рязань, даже Новосиб. Украинцы – понятно (вежливый дяденька с флагом на шлеме). Местные – очевидно (интеллигентный грузин около пятидесяти). Сербы, поляки – из небогатых стран Европы. Так ещё попадались и немцы, и американцы, и азиаты (типа малайцев) – им вообще кайфово только от одного курса валют.

Самый кадр, как мужик в заснеженной кабине с перегаром и бутылочкой коньяка толкал тост про две поспорившие лыжи.
вид на горы
Нашу камерную тёплую компанию я бы назвала вполне самодостаточной. Но мы были счастливы, когда в конце пятого дня, вырвавшись из снежного плена Казбеги, к нам присоединилась наша прекрасная Дро с её замечательным спутником Александром Сергеевичем. С тех пор на три вечера у нас стало два Александра Сергеевича, но мы даже не вспомнили, что можно загадать стопицот желаний, потому что в горах о реальности забываешь. Не хватало друзей, которые остались дома, уверена, они приедут в другой раз.

Накануне отъезда снова выпало почти полметра снега. И некогда абхаз, затем временно москвич, а ныне тбилисец Джемаль спустил нас в Тбилиси на своём ниссане. Там мы на пару недель разминулись с настоящей цветущей весной… Но это уже другая история.