Напишите нам, когда, во сколько и где вас нужно встретить, сколько будет человек и другие пожелания
Напишите, пожалуйста, чем именно мы можем быть вам полезны
Копилка впечатлений

Зима, весна, лето, осень.... и опять зима

Дарья Дрожжина
Февраль 2016

Впервые я познакомилась с Гудаури в феврале 2015. Просто ветер переменился и направил сюда.
С тех пор у меня есть копилка. В нее я складываю впечатления от этого места, совсем не по порядку. И каждый раз они совершенно новые.
Мой Гудаури — это когда…
  • путешествуешь через перевал, и каждый раз переезд — азартная игра с погодой. В этом году мы не проскочили сразу, зато наблюдали в течение пары дней солнечный Казбеги и медитирующих коров, которые жуют облака и расчищают дорогу солнцу.
  • солнце, и оно кубометрами заливает склоны. Люди и горы принимают солнечные ванны. И от этого становятся счастливее.
  • «Слабоумие и отвага» — это девиз, впрочем, в котором я не одинока. И посвящается он напрочь забытому на радостях солнцезащитному крему. Зачем он? Ведь после хмурой Москвы хочется впитывать в себя ясную погоду каждой клеточкой, и не важно, что станет потом с твоими щеками. Все равно все думают по фоткам, что это здоровый румянец.
  • к предыдущему пункту — это когда ты настолько хочешь кататься, что приходишь к 9-ти к подъемнику, который начинает работать с 10, и мирно греешься на солнышке еще часок в предвкушении.
  • вокруг — сНежные, почти марсианские пустыни. И можно ехать «куда глаза глядят», не переживая о том, что можно заблудиться. Ведь ноги и склоны приведут в нужное место.
  • после отправки 100500 красивых фотографий гор из дома отвечают «Вы что там, одни катаетесь?!». Ну... почти, ма. Всем хватает места, даже если ты любишь делать дуги от одного края склона до другого, да.
  • погода может меняться каждые пять минут. И от этого забываешь спускаться вниз, останавливаешься и, замирая, наблюдаешь за таинственными превращениями вокруг. Кажется, что можно потрогать облака. Или выпить стакан солнечного сока, закусив снежными хлопьями.
  • появляются «свои» места. И пусть эти места «свои» для еще тысяч людей, но от этого они не становятся теснее. В них просторно и просто хорошо мне и людям вокруг. И от этого хорошо вдвойне.
  • спускаясь в предночной темноте по склону (пешочком, а как иначе), можно запросто познакомиться с главврачом и пожать ему руку. И получить пару заботливых вопросов «Все ли в порядке у/с вами, ребята?». Но вообще это все к тому, что статусы стираются: люди становятся такими, какие они есть. А статусы дома, в чемодан паковать не стали. Намеренно.
  • спускаться, в общем, можно и нужно. Например, за открытиями наивкуснейших мест и блюд. Обратно все наеденное отлично усваивается. Пешочком. В горку-то.
  • не в лом метнуться в Тбилиси и обратно одним днем за почтовыми марками на местной маршрутке. Эта история посвящается сильному желанию отправить открытки, наличию на карте Гудаури почты, которая совсем-совсем заброшена, и купленным ранее на блошином рынке в том же Тбилиси открыткам, которые просто грех не отправить адресатам. Ведь не поделиться с друзьями тем, что ты видишь и чувствуешь, приравнивается к преступлению:)
  • вода незаметненько превращается в вино. На завтрак просишь чаю, а приносят чачу. Ешь хачапури и хинкали три раза в день, и кажется, что твой желудок – как сумка Гермионы – удивительно, как туда столько может влезть.
  • а если не ешь хачапури и хинкали, то лепишь их из снега (ну не снеговика же лепить, в самом деле!)
  • одинаково хорошо со всеми и одному. И когда ты что-то на философском уровне начинаешь понимать про катание, но блин, как назло пора паковать вещи.
  • есть планы вернуться и осуществить какую-нибудь бредовую идею. Например, полетать на параплане, или (божебоже) выехать за пределы трассы. Ну хоть на метр, а? В общем, эти планы, которые возникают в голове, незаметно привязывают к «я обязательно сюда еще вернусь!»
  • внутри светло и улыбчиво. Вокруг — невероятно красиво, и хочется все завернуть с собой, сохранить на подольше, и по возвращении щедро раздавать тем, кто еще не видел, но обязательно это сделает.